Красота обыденности в акварелях мастера

08_APR-24_paint_A124 апреля в 16:00 состоится открытие выставки Н. У. Мартынова «Красота обыденности в акварелях мастера».  Выставка будет открыта для посещения по воскресеньям с 16:00 до 18:00 до 29.05.  Организация коллективного посещения выставки +7 (905) 270-65-25. Вход свободный
Художественное наследие Николая Устиновича Мартынова насчитывает сотни произведений. Некоторые исследователи его творчества, а также коллеги и друзья считают акварели наиболее сильной и яркой гранью его таланта. Изданы две монографии, написано множество статей обобщающего характера, которые раскрывают самые значительные произведения художника в технике масляной живописи, пастели и акварели в том числе. Однако акварели художника являются органичной, самостоятельной полноценной частью и столь выразительны, что заслуживают более пристального внимания, отдельного представления и исследования. Значительная их часть написана в студенческую пору и в ранние годы становления; зрелый период представлен северным, арктическим циклом и мотивами псковщины.

WP_20160413_15_29_53_Pro
На протяжении всей своей долгой и плодотворной жизни в изобразительном искусстве художник нередко обращался к технике акварели, чувствуя, когда сюжет «акварелен» и никакой другой материал не способен дать желаемый результат. Тогда живописец отходил от работы маслом с его богатейшими неисчерпаемыми возможностями и прибегал к этому нежному, текучему и трудно управляемому материалу. Но, кажется, что не только иные технические и художественные качества влекут художника.
Акварель «открывается» натуре тонкой, чувствительной, смелой и темпераментной. Эта техника требует быстроты, навыка, сноровки, мастерского владения кистью, умения безошибочно и точно накладывать мазки и широкие заливки. Важно учитывать влияние на результат сорта бумаги, качество красок и кистей, температуры и влажности воздуха. Только в этом случае акварель «отблагодарит» автора и проявит самые ценные ее качества: прозрачность, свежесть, мягкость и естественность переходов одного цвета в другой, завораживающую градацию тончайших оттенков и нюансов, ни с чем несравнимую колористическую цельность всего изображения.
Сам Николай Устинович Мартынов говорит об этом сложном процессе: «Если художник не научился управлять акварелью, то акварель будет управлять художником«. Кажущаяся стихийность действа на самом деле находится под чутким контролем художника, направляющего живые потоки в нужное русло.
Рассеялись по свету произведения живописца в масле: в коллекциях музеев, галерей, частных собраний. Осталась лишь их небольшая часть; сохранилась и объемная стопка листов акварели, по которым можно проследить весь творческий путь Николая Мартынова, эволюцию его развития.
В далекие послевоенные студенческие годы он уже заявлял о себе, как
о вдумчивом, талантливом художнике. Об этом красноречиво говорит награда дирекции ЛВХПУ им. В.Мухиной особо отличившемуся студенту — поездка на Волгу. Это было большое, яркое событие, впечатления от которого отразились в акварельных работах.
Образ великой русской реки прославили в своих произведениях выдающиеся художники прошлого: Алексей Саврасов, Илья Репин, Исаак Левитан, Борис Кустодиев, Абрам Архипов. Особенное восхищение и восторг Николая Мартынова вызывали произведения гениального Федора Васильева. Высокие образцы давали ориентир, направление в реалистическом понимании натуры. И, конечно, первые шаги в искусстве совершались под влиянием «старых мастеров», но все же ростки своего видения давали о себе знать. Пока чувствуется некоторая робость, нет еще той свободной раскрепощенности в самовыражении, которая появится позже. В волжском цикле использовались, кроме акварельных красок, белила, что давало начинающему неискушенному художнику дополнительные возможности для уточнения, нанесения деталей. Юношу влекли сюжеты с причалами, судами, дебаркадерами, эпизоды рабочей жизни реки. Его покорила открывшаяся красота, простор, ощущение спокойствия и величавосSN850895ти, деловой неторопливости, которые были с любовью и тщательностью переданы в ряде листов. Графичная сюжетная, повествовательная часть занимает небольшую часть этих композиций, остальное поле щедро отдано стихии воды и неба, порой клубящегося жемчужными облаками, порой тихого и безмятежного с едва уловимыми переходами бледных тонов. Мазок легок, почти невесом, где необходимо, плотен и осязаем. Палитра достаточно многоцветна и гармонична, читается расположенность к звучным контрастам. Желание «взять краску во весь голос» наиболее явно проявляется в архитектурном пейзаже «Ставрополь на Волге (до затопления)» 1955г.
Притягивает внимание простым, но очень проникновенным сюжетом лист «Вечерние облака» 1955г. Его ценность заключается в найденной огненно-горячей напряженности освещенного неба с огромным облаком и тронутой тем же теплом крыши дома. Слитность и единство небесного и земного, властная мощь природного явления показана во всей красе и величии момента. Николай Мартынов воспроизводит видимый мир не умозрительно, а творчески, перерабатывая до категории сложного художественного образа. И хотя формат невелик, в нем есть приметы монументальности и широты видения, что в дальнейшем разовьется в одну из главных черт индивидуального почерка живописца.
К раннему периоду относится пейзаж «Весна» 1955г., наполненный лирическим, трепетным чувством. На сближенных серебристых и мягких тонах организованное пространство дышит растворенным в воздухе зыбком мареве мерцающих мазков снежной пыли, вплавленных в плоть шероховатой бумаги. Незатейлив мотив, но что важно: прослеживается общая тенденция творчества Н.Мартынова в обыденном находить поэзию и красоту.
Из серии городских пейзажей выделяется «Купчино» 1953г., написанный по-мокрому. Влажно-туманное утро большого города раскинуло сеть железной дороги. Бесприютное мигание тусклых огоньков в серой мгле — сюжет неблизкий душе художника, тема города в дальнейшем не имела глубокого развития.
Радостная взволнованность и восхищение читается в мотивах живой природы! Николаю Мартынову близки и дороги Пушкин и Павловск с его красивейшими парками — как источник изобразительного материала. Пейзаж «Павловск. Весна. 1960г» написан в контражуре. Пронизана светом череда березок, кромки их трепещут тонким шелком на ветру ясного дня, берестяной узор покрывает сложным орнаментом стволы деревьев — главных героев на холмистом ландшафте.
Несколько работ посвящено городу Пушкину, ставшему родным, где художник провел большую часть жизни. Перед нами предстает «ушедший» город с тихими двориками, деревянной архитектурой, сохранившей дух Царского Села. «6 ноября г.Пушкин» 1955г., «Пушкинский дворик» 1955г.
С озорством мальчишки написана работа «Кот на крыше» 1952г. Изображение животного на заснеженной крыше — притягательный акцент композиции, без этого задорного штриха картина не была бы столь обаятельна.
Тема малой родины всегда волновала и вдохновляла Николая Мартынова. Этот мир, в котором он родился и вырос, воспет и сохранен в его произведениях.
WP_20160413_15_28_57_ProВ пейзаже «Дедов дом» 1982г. художник передал атмосферу далеких лет, чудом сохранившийся старый дом и вековую березу. Неслучайно художник прибегает к изображению березы, видя в этом нечто большее, нежели художественное. Для него это исток, почвенное родство, все что ему дорого. Это сама Россия.
А вот другой сельский пейзаж: «Зимняя ночь. д. Рудня» 1982г. Деревня погружена в холод зимнего вечера. Сияющий переливчатым ореолом диск луны освещает ледяным сиянием застывшую в морозном оцепенении околицу с широкой дорогой. Располагаясь по диагонали, она занимает изрядную часть композиции, как бы обращая на себя внимание. Нет, не замерзшие под тяжестью сугробов избы, главное здесь — дорога — основная артерия деревенской жизни. Недаром эта тема в реалистическом искусстве прошлого и настоящего так популярна, располагая к размышлениям, воспоминаниям, мечтам. Николай М‬артынов продолжает сложившуюся живописную традицию и вносит свою трактовку в художественный образ «дороги». Для него — это путь, тайна, история, уходящая в глубь веков.
Дорога творческих исканий, неуемность натуры, страстная жажда познания мира привела художника в 1964г. на крайний Север, который вскоре занял главенствующее место в его творчестве. Воля случая разворачивает его, казалось бы, в совершенно другую сторону: неизведанную, чужую, опасную, но художник воспринимает это как подарок судьбы. Уже становится недостаточно привычного, понятного, близкого и хорошо прочувствованного материала. В далекие 60-е многим грезилась романтика далеких путешествий, уникальных исследований. Хотелось увидеть своими глазами суровый край, знакомый лишь по кинохронике, запискам исследователей и отчетам ученых.
Реальность Арктики была суровой и беспощадной, порой обманчиво ласковой, манящей в смертельную ловушку; выживали и работали в тяжелейших условиях только самые стойкие, крепкие духом и физически.
WP_20160413_15_24_16_ProНо невиданные трудности лишь закалили волю молодого художника, укрепили убежденность в правильности выбора главной темы его произведений, помогли полностью раскрыться его дарованию. Мартынов, полюбив этот край раз и навсегда, стал служить ему всей силой своего искусства. Его покорил необыкновенный мир Севера живыми космическими спектаклями северного сияния, неземными красотами ледяных нагромождений, поражающих своим нерукотворным происхождением, величественные грозные громадины айсбергов, а так же обитающие здесь белые медведи, моржи, тюлени, лебеди. Знакомство с людьми незаурядных профессий: полярными летчиками, учеными, бурильщиками, водителями вездеходов, а так же общение с оленеводами, рыбаками, охотниками, коренными жителями Заполярья — без всего этого не состоялся бы большой художник.
Рождались новые художественные образы, вырабатывался иной изобразительный язык: сдержанная палитра красок, лаконичность, целостность и обобщенность, появилась свобода выражения, широта видения и монументальность.
Ямал, Таймыр, Чукотка, Земля Франца Иосифа, полярные станции Северный полюс 22,23,24, Архипелаг Северная Земля — вот те места, что вдохновляли к творчеству двадцать самых успешных, ярких, насыщенных и плодотворных лет Николая Мартынова.
В многочисленных акварелях он создал свой Север, грандиозный, запоминающийся, волнующий, захватывающий. Кто никогда не видел Арктику, верит художнику, что этот край такой и есть: непостижимый, ни на что не похожий, но потрясающе прекрасный.
«Северная эпопея» не только художественна, но и познавательна, исторична. В экспедициях со знанием очевидца мастер создает произведения, рассказывающие об освоении этих мест: «Дорога к берегу» 1964г., «Лодки. Салехард» 1964г., «Северное сияние» 1984г., «Вечер, самолет, лодки» 1964г. и др.
Быстрый переход одних состояний природы в другие как нельзя лучше может передать акварель с ее оперативными возможностями, и художник постоянно использует незаменимую технику в отражении природных явлений, характерных только этим широтам.
А какие эмоции и некоторое недоумение вызывает радуга в замерзающей тундре «Первый снег» 1969г.! Необыкновенная освещенность в пейзаже «Вечер. Горы» 1976г. зафиксирована звучным малиновым цветом разлитого рваного пятна, озаряющего силуэт снежного горного хребта. Лучи восходящего солнца жгут край гор веером острых лучей.
Бурлящая весенними водами в разломе ледяных берегов река несет обломки льда в извивающееся темное русло. «Весенний ручей» 1982г.
Нетронутая цивилизацией неземного, будто лунного, инопланетного ландшафта с блюдцами разбросанных озерец на мшистом просторе тундры с редкими деревьями-карликами показана в естественной первозданности. «Полярный Урал. Осень. Тундра.» 1982г.
Леденящее безмолвие, чахлые угнетенные кривые лиственницы на крутом каменистом склоне, манящая даль теплеющего горизонта, провал в белую бездну в центре композиции будоражит холодностью, строгой суровостью. «Осеннее утро» 1987г.
Огромные граненые валуны древними менгирами вздыбились памятником ушедших тысячелетий. «Полярный Урал» 1968 г.
Что-то первобытное и пугающее есть в появлении стада могучих рогатых животных, растворенных в снежной пурге. «Овцебыки» 2013г.
Тема дикой природы в творчестве Николая Мартынова занимает не последнее место. Он делится со зрителем своими открытиями, впечатлениями от увиденных заповедных мест, отраженных на многочисленных листах акварельной бумаги.
WP_20160413_15_27_29_ProПроизведения зрелого периода характеризуются единством приемов несентиментального языка художника, выработавшего собственный стиль, свой взгляд, убедительный и достоверный, свою трактовку образа без излишней патетики.
Продуманность обобщений дает ощущение величия, масштаба изображения. Благородная дозированность цвета, иногда даже монохромность или сочетание двух-трех цветов, определяют колористическую концепцию. Круг тем и сюжетов широк и разнообразен, а интонация жизнеутверждающа и немногословна, но насыщена глубинным содержанием. Во всем этом кроется сила воздействия и эстетическая ценность акварельных работ Н.У. Мартынова.
Искусствовед Марченко Н.А.

 

 

 

Комментарии:

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.